Большой иврит-русско-ивритский словарь д-ра Баруха Подольского и программы для изучения иврита
   
Продукты Обновить Купить
  Новости

Словарь OnLine


ИРИС v4.0 (бесплатно)

IRIS Mobile

Форум

Барух Подольский

Тематические словари

Регистрация

Последние версии

Обновления сайта

Ивротека

Русско-ивритский словарь

Словарь в WAP

Отзывы

Контакты
 



 

О компании

Разработчик словаря и программ для изучения иврита, а также этого сайта -
компания OLAN AT&S Ltd. Более подробную информацию о компании можно найти здесь.

 
ЗАКАЗ ПРОГРАММ
В ИЗРАИЛЕ у разработчика по тел:
077-7677779;
03-6951611
или в онлайновом магазине.
 
 
 
Виртуальный учебник иврита
Владимира Коэн-Цедека и Натана Приталя
 
 

 
Турагентство IsraTravel
Заказ туров и отелей в Израиле по доступным ценам.
 
 


פתרונות למכוני העתקות – טופס הזמנה ממוחשב www.copier.co.il


ИВРИТ - ОДИН ЯЗЫК ?

ИВРИТ – ОДИН ЯЗЫК ?

ИЛИ НЕСКОЛЬКО ЯЗЫКОВ?

Казалось бы, странный вопрос. Конечно же, один язык, скажет неспециалист. А что говорят по этому вопросу специалисты?

ОТ ДРЕВНОСТИ ДО НАШИХ ДНЕЙ

История иврита насчитывает три тысячи лет. Древнейшие письменные памятники иврита датируются примерно девятым веком до н.э. Три тысячи лет ни один язык без очень сильного изменения, естественно, оставаться не может. И хотя иврит, в силу своей особой истории, примерно с пятого - шестого века нашей эры и до начала 20-го века не был языком разговорным, тем не менее, этим языком пользовались, на нем писали, создавали научные и художественные произведения, а также документы юридические и финансовые. В процессе пользования язык неизбежно меняется. Даже в древний период в иврите происходили изменения, и тем более в новый период, когда иврит снова стал языком разговорным.

Понятно, что иврит не мог оставаться все века без изменения. Итак, о скольких вариантах иврита, или разных языках, которые традиционно именуются ивритом, мы можем говорить?

 Учёные чётко выделяют 4 стадии:

 библейский иврит, т.е. язык Библии и древних надписей, который мы находим в памятниках и литературе от девятого до примерно третьего века до н.э.;

 язык Мишны (первых веков н.э.);

 раввинский иврит многочисленных сочинений Средневековья, который очень сильно смешан с арамейскими элементами, и

 новый иврит, начало которому было положено в середине 19-го века в Восточной и Центральной Европе, ставший современным ивритом в воссозданном государстве Израиль.

Современный иврит находится в стадии очень бурного развития: появляются новые слова, как заимствованные из других языков, так и созданные из собственных элементов. Некоторые грамматические явления отмирают в живой речи, однако сохраняются в речи письменной. Книги, написанные 50-60 лет тому назад, сегодня звучат странно, и иногда их даже «переводят» на современный иврит.

Надо сказать, что и в современном иврите можно встретить немало оборотов, словосочетаний и форм, взятых из библейских текстов. Дело в том, что для грамотного израильтянина все стадии или варианты иврита являются источником языкового обогащения. Цитаты из Танаха и Мишны, формы средневекового иврита могут быть употреблены не только в письменной, но и в устной речи. Человек, который хорошо освоил разговорный иврит, нередко спотыкается при чтении литературы, наталкиваясь на непонятные обороты, редкие слова или формы. Так, в книгах классика новой ивритской литературы, лауреата Нобелевской премии Шмуэля Йосефа Агнона встречаются фразы типа:

ани хафец литэн אֲנִי חָפֵץ לִיתֵן

что значит «я хочу дать» – образчик раввинского, средневекового иврита. На современном иврите мы сказали бы:

 ани роце латэт אֲנִי רוֹצֶה לָתֵת . 

В ивритской поэзии это встречается ещё чаще, чем в прозе.

Когда порой люди сетуют, что с помощью современного словаря не удаётся понять библейскую фразу или молитву, написанную полторы тысячи лет тому назад на смеси иврита с арамейским, я могу лишь сказать: а вы попробуйте прочесть в подлиннике «Слово о Полку Игореве» или древние русские летописи. Полагаю, что далеко не всё вам будет понятно, а ведь древнерусским летописям меньше 1000 лет.

Точно так же изучающему русский язык будут непонятны архаичные формы типа отче, Боже, дружище, обороты со товарищи, хлеб насущный или сленговые словечки типа он тебя достал, тусовались, замочить. А что значит «пришить»? «Пришить пуговицу» - это одно, «пришить дело (или убийство, грабёж)» - другое, а «пришить кого-то», или же «замочить кого-то» - это совсем-совсем иное.

В иврите тоже имеется сленг. В армии всем известно, что кодкод קָדקוֹד – это не «макушка», а «командир»,

шин-гимель שִין-גִימֶל – «постовой у ворот», тогда как у школьников популярно словечко эсэр עֶשֶׂר (буквально «десять») – «здорово, клёво».

«БОГАТЫЙ» И «БЕДНЫЙ» ЯЗЫК

В этой связи хочу затронуть ещё один вопрос – о сравнительном богатстве или бедности иврита и русского языка. Вопрос этот затрагивался неоднократно – как в телефонных звонках на радио, так и в частных разговорах. «Иврит – бедный язык, - сказал мне как-то один новый оле, - ведь в нём есть только один глагол ламут לָמוּת «умереть», а в русском масса синонимов». «Простите, сколько времени вы занимаетесь ивритом?», спросил я. – «Уже год....».

За год можно познакомиться со всем богатством языка? Мне известны как минимум десять ивритских слов и оборотов со значением «умереть».

Для учёного сама постановка вопроса «Какой язык богаче?» свидетельствует о неграмотности спрашивающего. Нет такого понятия в науке.

Каждый язык обладает средствами для выражения всего, что важно его носителям. Появляется новая потребность, возникает нечто новое – появляется и новое слово. Отмирает потребность, отмирает и слово. Многие ли горожане знают разницу между осиной и ольхой, лещом и краснопёркой? Кто из нас пользуется словами «армяк, зипун»? Слова эти в русском языке есть, но в речи большинства людей они существуют пассивно: наткнувшись в тексте, мы понимаем (иногда очень приблизительно), что они означают, а сами ими не пользуемся.

И в иврите имеется масса слов, известных людям грамотным, прочитавшим не одну сотню книг. Тот же, кто прочёл лишь учебник для начинающих, не может судить о богатстве или бедности языка, с которым знаком весьма поверхностно.

 Кроме того, как считать слова, по форме (пришить – одно слово), или по значению (тогда три слова)? Как быть со словосочетаниями? Есть слово «детский», есть слово «сад», а «детский сад» - ещё одно слово? Так в иврите подобных словосочетаний бесчисленное множество.

 Доводилось мне слышать и доводы иного рода: русский язык богаче, поскольку, к примеру, в нём имеются два разных слова «песня» и «стихотворение», а в иврите одно шир שִיר, или не различаются понятия «ревновать» и «завидовать» - леканэ לְקַנֵּא.

 Это верно, однако в русском языке слово «плыть» относится и к человеку, и к лодке, и к ветке. На иврите же эти понятия чётко различаются: саха שָׂחָה «плыл» говорится о живом существе – человеке, рыбе, животном – которое активно работает в воде конечностями или плавниками. Цаф צָף говорится об объекте, несомом водой (в том числе о человеке, если он, скажем, лежит на спине). О лодке или корабле говорится шат שָט «плыл» или шиет שִייֵט «плавал». Так что, иврит богаче русского? А что сказать о «бедном» английском языке, в котором нет отдельного слова «ехать», а слово glass обозначает и стекло, и стакан, и зеркало?

 Зато в эскимосском языке имеется множество слов, обозначающих снег (свежевыпавший, подмёрзший, рыхлый и т.д.). Ни в иврите, ни в английском нет слова «полтора» (говорят эхад ва-хеци אֶחָד וָחֵצִי, one and a half, т.е. «один и половина»), зато в немецком имеется отдельное слово dritthalb «два с половиной», аналога которому нет в русском.

Каждый язык обладает своими особенностями. В русском имеются глагольные приставки, благодаря которым одним словом можно выразить то, что в других языках приходится выражать несколькими словами, напр. приоткрыть = открыть немножко. В иврите есть развитая система биньянов – глагольных форм, выражающих страдательный залог (в русском используется вспомогательный глагол: был или будет сделан; иврит обходится одним словом нааса נַעֲשָׂה, еасэ יֵעָשֶׂה), или побуждение к действию (шахав שָכַב «лежал» - hишкив הִשכִּיב  «уложил», т.е. «заставил лечь» или «сделал так, чтобы (кто-то) лёг»). Попробуйте одним словом выразить по-русски то, что на иврите звучит коротко и ясно: hиркид הִרקִיד, образованное от ракад רָקַד «плясал, танцевал»: вовлёк в пляску, заставил танцевать.

Стремление «доказать» богатство своего языка и бедность чужого – одно из проявлений комплекса неполноценности. Каждый язык – это особый мир, и нужно не противопоставлять эти миры, а познавать их.

ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ

 Язык, на котором написана Библия, т.е. иврит, зафиксированный в древних письменных текстах, насчитывает 3000 лет, ибо древнейшие тексты на иврите датируются примерно девятым веком до нашей эры. Иным людям, которые только недавно вошли в еврейскую жизнь, в еврейскую культуру, кажется, что сегодняшний иврит - это прямое продолжение библейского языка, и поэтому они пытаются читать ТАНАХ с помощью словаря современного иврита. И, конечно, попадают очень часто впросак.

Верно, значительная часть библейских слов сохранилась и в современном иврите, но, тем не менее, далеко не все. Есть библейские корни, которые в современном языке совершенно не употребляются, и нормальный человек, если только он не специалист по ивриту или по ТАНАХу, их просто не знает.

 Некоторые слова вышли из употребления. Иногда мы хотя бы знаем их значение. Скажем, авнэт אַבנֵט по происхождению не ивритское, а древнеегипетское слово, означавшее своеобразный пояс, нечто вроде кушака. Но если сегодня вы, прочитав в словаре слово אַבנֵט и перевод – «пояс», пойдете в магазин, чтобы купить пояс к брюкам, и попросите  авнэт, вас просто не поймут. Это то же самое, что в русском магазине спросить армяк или зипун. А ведь, кстати, армяк и зипун были вполне употребительны в русском языке еще каких-то 100 лет назад. Слово אַבנֵט вышло из употребления 2000 лет назад.

 Есть в современном иврите слова из Библии, которые совершенно изменили своё значение. Самый известный пример – это, конечно, слово хашмал חַשמַל: в сегодняшнем иврите оно означает электричество, а в Библии, по правде говоря, нам толком неизвестно, что оно означало. Слово это встречается в Библии всего два раза, и оба раза в одном и том же сочетании: «нечто в огне». То ли это яркий свет, то ли искра – трудно понять, что именно означало это слово.

Когда евреи переводили Библию в III веке до нашей эры с иврита на древнегреческий, они перевели это с помощью древнегреческого слова «электрон». «Электрон» тогда означало, конечно, совсем не то, что сегодня, не элементарная частица, а сплав золота с серебром, очень употребительный тогда металл для изготовления дорогой посуды. Возникла ассоциация: חַשמַל - «электрон».

 Когда в Европе проводились самые первые опыты, благодаря которым было открыто явление электричества, использовалась янтарная палочка, которую натирали шерстяной материей, и тогда в ней обнаруживались какие-то особые свойства: она притягивала к себе пушинки. Янтарь по-древнегречески назывался «электрон», поскольку по цвету он напоминал тот самый сплав золота с серебром. И отсюда произошло слово «электричество».

 Поскольку еще в древности возникла традиция, согласно которой библейский хашмаль חַשמַל был переведен как «электрон», в иврит вошло совершенно новое употребление этого слова в смысле – «электричество». И, естественно, в древнем значении его сегодня уже никто не употребляет.

 Есть и грамматические явления, которые совершенно отпали в современном языке, которые имеются только в библейском иврите и ни в одной другой форме языка иврит не встречаются.

Скажем, в библейском иврите было такое явление, которое в грамматике называется «вав hаhипух»וָו הַהִיפּוּך . . Когда союз ו «и» употреблялся с глагольной формой будущего времени, он превращал ее в прошедшее время, а если встречался с формой прошедшего времени, превращал её в будущее. Например, йомар יֹאמַר – «он скажет». А если написано ва-йомер וַיֹאמֵר , то это значит «и он сказал». Обратите внимание: тут и ударение меняется, и огласовка, и смысловое значение: не «и скажет», а «и сказал». Глагол йиръэיִראֶה  - «он увидит», в форме ва-ярוַיַרא - опять изменение огласовки – означает «и он увидел». Это явление характерно только для библейского языка.

Естественно, каждый еврей, который учился в еврейской школе,  должен был читать Библию в подлиннике, и поэтому знаком с этой формой. Знаменитые слова из первой страницы Библии «И сказал Бог: Да будет свет.» как раз выражены в этой форме:

וַיֹּאמֶר אֱלֹהִים יְהִי אוֹר וַיְהִי אוֹר

Ва-йомер Элоhим йhи ор ва-йhи ор

Но эта форма явно архаичная, библейская, и никто в современном иврите её не употребляет. Однако широко употребляются цитаты из Библии, даже в разговоре, а не только в литературе. Ведь Библию в Израиле (и не только в Израиле!) учит каждый школьник, и многие выражения и фразы из неё давно вошли в обиход как поговорки. Вот в цитатах эти древние формы появляются и в повседневном иврите сегодняшнего дня.

Прошли века после создания Библии. Во II - IV веках нашей эры евреи частично еще говорили на иврите. Это было время, когда еврейские учёные создавали Талмуд и Мишну. Их язык – иврит первых веков нашей эры - называется традиционно лэшон хазал - לְשוֹן חָזָ"ל . חז"ל - это сокращение выражения:

 хахамейну зихронам ливраха חֲכָמֵינוּ זִכרוֹנָם לִברָכָה – «наши благословенной памяти мудрецы». Имеются в виду составители Мишны и Талмуда.

Мишна еще написана на иврите, хотя и очень позднем, уже не библейском, а постбиблейском, на этом самом לְשוֹן חָזָ"ל, на языке наших мудрецов. Талмуд уже написан не на иврите, а на арамейском языке.

Что характерно для языка Мишны и всех текстов этого периода, то есть в первые века нашей эры? Во-первых, масса арамейских и греческих заимствований. Большинство евреев тогда уже говорило в быту на арамейском языке. Кстати, цитаты в Новом Завете, в Евангелиях, там, где приводятся слова Иисуса Христа, записаны не на иврите, а на арамейском языке.

В центре Иерусалима, рядом со зданием магазина Машбир стоит арка с надписью латинскими буквами: TALITA KUMI. Kumi – это мы понимаем и на иврите –встань, - обращение к женщине. А что такое Talita ? Собственно говоря, это женский род от слова тале טָלֶה – ягненок. טַליָה на иврите или טָלִיטָא по-арамейски – это ягненок женского пола, овечка. Но в арамейском языке это слово употреблялось в значении «девушка». «Девушка, встань!» – вот что значит эта надпись на арке, взятая из Нового Завета. В I веке нашей эры большинство евреев чаще пользовались арамейским языком, нежели ивритом.

Кроме того, было очень много контактов с греками. Греки буквально заполонили и Палестину, и Ливан, и Сирию. Евреи, естественно, переняли у них огромное количество слов.

 авирאֲווִיר - воздух, астратэг אַסטרָטֵג - явно родственное русскому «стратег» - военачальник, катэгор קָטֵיגוֹר прокурор и санэгор סָנֵיגוֹר – защитник в суде – это все греческие слова, которые проникли в иврит в первые века нашей эры.

 Многие из этих слов в дальнейшем выпали из употребления. Скажем, было в иврите слово ицтомха אִצטוֹמכָא со значением «желудок», взятое из греческого стомахос, тогда широко распространённого во многих языках. (Например, в древнерусской литературе была книга под названием «Стомах» - желудок. И по-английски stomach - это желудок.)

 Кроме того, происходили изменения и в грамматике, помимо очень больших изменений в лексике. Например, в глаголах смешивались две разновидности корней: ל"ה , типа קנה , и ל"א, типа מלא . И соответственно, вместо מִלֵּאתִי или לְמַלֵּא говорили מִילִּיתִי и לְמַלּוֹת.

 И до сих пор это явление, как ошибка, очень распространено в современном иврите. Люди говорят лемалот לְמַלּוֹת "наполнить", как легалот לְגַלּוֹת – "раскрыть, обнаружить".

 Нередко буква алефא вообще выпадала и в произношении, и даже в написании. Во многих текстах мы видим форму корин קוֹרִין вместо коръим קוֹראִים. א выпадал, поскольку он в этот период не произносился, а конечный м ם во множественном числе, как правило, заменялся на н ן .

 До сих пор в иврите имеется немало слов, в которых множественное число имеет в конце ין- , вместо -ים . Бракосочетание нисуин נִישׂוּאִין , хотя встречается и нисуим נִישׂוּאִים . Разведка – только модиин מוֹדִיעִין.

 Это второй этап развития языка: לְשוֹן חָזָ"ל.

 Третий этап – это средневековый или так называемый раввинский иврит,. Это период, когда иврит уже не был разговорным языком. Евреи читали тексты на иврите, знали основы грамматики и лексики, тем не менее в деталях никто язык не изучал. В результате в текстах, написанных в Средние Века, мы встречаем огромное количество ошибок. Скажем, существительное женского рода и к нему прилагательное мужского. Очень часто смешение с арамейским языком, ибо просто-напросто люди не различали, где арамейский, где иврит, и делали из всего мешанину.

 И сегодня мы употребляем оборот типа: кешелег дээштакад כְּשֶלֶג דְאֶשתָקַד  Вот пример такого смешения. шелег שֶלֶג на иврите снег, ке- כְּ – как, а дальше דְאֶשתָקַד: дэ דְ – это арамейский предлог, аналогичный ивритскому шел שֶל, выражает родительный падеж, и эштакад אֶשתָקַד – застывшее слово из арамейского языка, которое происходит из оборота "прошлый год". Отсюда выражение דְאֶשתָקַד – прошлогодний. Смысл фразы: нужен мне, как прошлогодний снег.

Так было в средневековый период.
С середины 19-го века можно говорить уже о возникновении нового иврита. Тогда была сделана первая серьёзная попытка возрождения иврита как языка литературы, а не только как языка молитвы.

 Все века евреи пользовались ивритом для молитвы, для чтения ТАНАХа, но нередко кроме того писали на библейском языке всевозможные послания, письма, документы. Не пытались создавать на нем художественную литературу, за исключением «золотого испанского периода», когда великие еврейские поэты писали на иврите, максимально приближенном к языку Библии.

 А в 19-ом веке евреи стали писать на иврите на современные темы, переводить современную им литературу на иврит. Как можно было обойтись библейским запасом слов?

 Когда Герцль высказал идею о возрождении еврейского государства, сторонники этой идеи предложили, чтобы в этом государстве разговорным языком стал иврит. На это Герцль сказал: «Простите, но кто из нас в состоянии пойти на вокзал и купить билет на поезд при помощи иврита?» Ибо не было в библейском и средневековом иврите ни слова поезд, ни билет, ни касса, ни вокзал – все это новые слова. В 19-ом веке, когда начала создаваться новая литература на иврите, возникла потребность в новых понятиях. И вот тогда люди стали создавать новые слова.

Зачастую создавали просто сочетания слов. Скажем, как сказать «газета» или «журнал»? Назвали сэфер эт סֵפֶר עֵת . Почему? По-немецки газета называлась Zeitschrift, где Zeit – это время, Schrift – это письмо, т.е. «периодическое письмо», которое выходит по определенным периодам. Вот и перевели: сэфер эт סֵפֶר עֵת (сэфер  "книга", эт "время, период"), или ктав эт  כּתַב עֵת (ктав "письмо, написанный текст"). Сегодня в иврите слово כּתַב עֵת употребляется в значении журнал. А в дальнейшем  на основе слова эт  עֵת «время» создали для понятия «газета» новое слово итон עִיתוֹן.

Колоссальное обогащение языка новыми словами характерно для нового иврита 19–го и 20-го веков . Как правило, создавали новые слова, используя сочетание двух старых, либо добавляя суффиксы. Так возникали новые слова: словарь – милон מִילוֹן, газета – итон  עִיתוֹן. Иногда попросту заимствовали из европейских языков слова немецкие или французские. Но всегда сохранялась грамматика библейского языка.

И, наконец, 5-ый этап – израильский иврит, который возник в Палестине в 10-е – 20-е годы 20-го века, ещё до возникновения государства Израиль, в тот период, который в истории Израиля называют «государство в пути». Этот иврит создавали энтузиасты сионистского движения, для которых иврит был язык выученный. Они учили его в ешивах Российской империи, в Польше, в Прибалтике. Но они из принципа говорили, читали, писали на иврите.

В Палестине они создали систему образования, в которой иврит стал основным языком обучения. В детских садах и школах дети не слышали другого языка, кроме иврита. Так в начале 20-го века возникла группа людей, для которых иврит стал родным языком. И это был уже израильский иврит.

Конечно, он претерпевал изменения, потому что не хватало слов. Но язык рос, обогащался. Создавались научные и педагогические учреждения. Возникла потребность в терминологии. Люди придумывали слова по определенным правилам. Возникали новые термины, новые слова; не все они вошли в язык, многие отсеялись со временем, заменились другими.

Но именно в это время иврит колоссально обогатился и изменился. И если сегодня вы возьмете книгу, написанную даже не на средневековом, а на новом иврите, даже на израильском иврите, скажем, в 20-ых или 30-ых годах ХХ века, вы сразу почувствуете очень заметную разницу между языком того периода и языком сегодняшним.

Современный иврит, которым пользуются израильтяне сегодня, отличается от языка прошлых времён не только огромным количеством новых слов. Возникло различие не только в словах, но и в грамматике.

 Кстати, это явление, характерное для многих языков.

Например, во французском языке очень большая и сложная система времен прошедшего времени. Но исследователи разговорного французского языка отмечают: большинство этих форм употребляются только на письме, а в разговоре французы обходятся одной формой.

А посмотрим на русский язык. Скажем, причастие и деепричастие. Как часто мы их употребляем? Вспомните, кстати, что причастие в русском языке может быть как прошедшего, так и настоящего времени. И вот если от слова «читать» можно образовать и активное причастие: «читающий человек» и «читавший», и пассивное – «читаемый» и «прочитанный», то уже от глагола «писать» - это не получается! «Написанный» - хорошо, а в настоящем времени? «Писаемый», извините, - это не русский язык. Деепричастие «написав» – опять-таки прошедшее время, - годится, а настоящее время – «пиша», - мне как-то попалась эта форма, но звучит это очень плохо.

А как часто мы употребляем слова типа «читаемый», «выполняемая работа»? Это характерно для письменного, особенно – для официального языка. В отчёте, в докладе вы можете написать «выполненная работа» или «выполняемая ныне работа», а в разговоре эти формы почти никогда не употребляются.

Точно так же и в иврите. Существуют разные языковые уровни, стили языка. Они, конечно, не отгорожены наглухо друг от друга и могут смешиваться. В разговоре часто используются слова или целые фразы и обороты из Торы, Экклезиаста, Псалмов, давно вошедшие в поговорки и пословицы. Иногда возрождается слово из древних текстов и получает новое значение, входя в современный разговорный иврит. В живом языке изменения происходят постоянно.

<--К оглавлению-->

Перепечатка, переиздание или публикация материалов этого раздела в любом виде без разрешения администрации сайта запрещены.

 

 
Разработка и издание: OLAN AT&S Ltd.
© Д-р Б. Подольский © 2004-2011 OLAN AT&S Ltd.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования