Регистрация    Вход    Форум    Поиск    FAQ  

Список форумов » Барух Подольский » Воспоминания о Барухе Подольском




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Речи на могиле Б.Подольского на 30-й день
 Сообщение Добавлено: Пт мар 25, 2011 23:02 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сб фев 19, 2005 22:23
Сообщения: 14959
Откуда: Израиль
עדנה לאודן
22.03.2011
דברים לזכרו של ברוך פודולסקי

קשה לי לדבר ולספר על ברוך שאיננו.
הכרתי אותו בחוג לבלשנות באוניברסיטה לפני יותר מ – 30 שנה. אני זוכרת שהסתבכתי באיזו בעיה בקורס לפונולוגיה וחברה אמרה לי:" יש איש נחמד, בלשון רב-ידע וסטודנט, שנוסע איתי באוטובוס מהאוניברסיטה לחולון – תשאלי אותו, הוא יעזור לך". ואני פניתי אליו, הצגתי את עצמי, וברוך – במאור פנים ובחביבות נפלאה עזר לא רק בעצה – הוא גם הציע איזה נושא לעבודה, ונתן לי הרגשה כל כך טובה ונעימה שמאז לא הפסקתי לפנות אליו. במשך השנים נוכחתי לדעת שלא רק אני נוהגת לעשות כך, כי ברוך, בין שאר תפקידיו כמרצה, כחוקר, כמנחה תוכניות ברדיו רקע ובטלוויזיה, היה כתובת ומרכז מידע וייעוץ. הוא שימש כמנכ"ל משרד קליטה ביתי, יחד עם לידיה כמובן, לכל דבר ולכן עניין.

ברוך לא היה רק עמית לעבודה, הוא היה חבר אמיתי. כמעט מבלי משים הוא הפך שותף לכל מעגל העבודה ביחידה ללימודי עברית, שדרכה עברו הסטודנטים העולים שבאו ללמוד באוניברסיטה.
הוא היה מעורב ב"מילון 2000+". מילון לומדים ראשון שהוצאנו לאור בשנות ה-80. הוא גייס מתרגמים ועוזרים כשהוצאנו לאור את "רב מילון", ערך את הספרים והעניק לנו מידענותו הרחבה, מהבנתו, מניסיונו ומהכרת הצרכים האמיתיים של העולים. כשעלה צורך ב"עברית לרפואה" לרופאים ולחולים, הוא היה מעורב גם בספר וגם במחקר שערכנו... ותוך כדי עבודה לצידו הייתי שומעת אותו עונה בטלפון לאב שמתייעץ איתו לאיזה בי"ס לכדאי לשלוח את הבן המיוחד, למכר של מכר המחפש עבודה כמתכנת, לצייר שעלה לא מכבר ורוצה להציג את יצירותיו וללומדי עברית המבקשים לדעת איך בדיוק מבטאים מילה מסוימת ומהו הכלל הדקדוקי החַל במקרה זה או אחֵר.
כשהחלה העלייה הגדולה מאתיופיה, "גייס" ברוך את מתי אליאס מנצר- סירני לתרגום המילון לאמהרית. הוא היה יושב איתו בקיבוץ בימי שישי, עובר איתו על החומר ומחפש את המילים המתאימות ביותר לכל ערך.

ב 1989 נסעתי לברה"מ של אז מטעם האוניברסיטה ומשרד החוץ כדי ללמד מורים לעברית. נסעתי עם 150 ק"ג ספרים, כולל ספרי הדקדוק של ברוך ועוד ספר להוראת עברית שתרגם לרוסית. חזרתי אחרי חודש מרוגשת מאוד ונלהבת מן המפגש עם עשרות ומאות האנשים שם, ומייד נסעתי לברוך ולידיה. רציתי שידעו ששמו של ברוך נישא על השפתיים, כולם מכירים אותו, מדברים עליו באופן פמיליארי ומצטטים אותו: "פודולסקי אומר כך," פודולסקי מסביר אחרת", הוא הפוסק, האוטוריטה הלשונית בכל הויכוחים.
ברוך, כדרכו, בצניעותו הרבה, חשב שאני מפריזה ולא התרשם. רק כשהסכים ב1992 לחזור לביקור במוסקבה, כשהאוניברסיטה שלו, זאת שממנה נלקח לכלא, הזמינה אותו להרצות, הוא גילה שלא הגזמתי. קבלת הפנים שזכה לה בכל מקום היתה נלהבת. אנשים הקיפו אותו באהבה ובהערצה, ביקשו שיחתום להם על הספרים, הודו לו, – ברוך ראה בכך סגירת מעגל והודה בפניי שזאת היתה חוויה מתקנת.
ברוך לא סיפר על קורותיו בשנים הקשות שלפני עלייתו. על כך שמעתי מאחרים: מדוד ברטוב וממי שהיו שותפים לדרך, ופעם, בכנס מיוחד במינו של מילונאים יוצאי ברה"מ, ראיתי מחברת עברית ששימשה לו כמילון בכלא.

בעיניי הוא הצטייר תמיד כסמל של המאבק הציוני, הנחוש וההירואי לעלייה לארץ, ולדבקות בשפה העברית. בדמותו כמו נתגלמה כל הסאגה הזאת של יהודי ברית המועצות לשעבר, שעלו לארץ, נקלטו בה והפכו לחלק ממנה. ההיסטוריה האישית שלו היא סיפור הצלחה של התמודדות, סיפור שמחמם את הלב.

צר לי מאוד מאוד על לכתו מאיתנו. יכולנו ליהנות עוד מחוכמתו, מנועם הליכותיו ומאישיותו המיוחדת, האנושית כל-כך. אהבנו אותו מאוד והוא יחסר...


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Речи на могиле Б.Подольского на 30-й день
 Сообщение Добавлено: Пт мар 25, 2011 23:03 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сб фев 19, 2005 22:23
Сообщения: 14959
Откуда: Израиль
профессор Роза Ляст
ПАМЯТИ БАРУХА ПОДОЛЬСКОГО
22 марта 2011г.
Боря

Я кладу цветы на могилу Бори и на самом деле совершенно не воспринимаю реальность происходящего. Я уверена, что не только я, но десятки людей, которые пришли через месяц уже к памятнику, тоже не в состоянии были ощутить, что это памятник Боре. Ведь годы общения с ним и вообще с Подольскими − это ощущение постоянного присутствия везде. Если кто-то нуждался в какой угодно помощи, все знали адрес Подольских. А если какой-то грандиозный праздник, где собираются самые разные люди, где будут юморные речи, песни, целые ансамбли, клоунада, встречи с самыми давними и неожиданными знакомыми − это тоже Боря и Лида Подольские, это жизнь. И вдруг Лида без Бори? Нет, это что-то за пределами понимания.
Боря - он всё равно всегда с ней.
Мы приезжаем в Нахшалим, и вдруг высовывается ни на кого не похожая копна белых волос − Боря, и сразу радость, почти счастье, значит 4-5 дней праздника, необыкновенного общения с Борей. Он замечательный рассказчик и несравненный собеседник. У него только одна слабость − языки. Вот только попробуйте задать вопрос или просто заикнуться про какой-нибудь язык какого угодно племени, хоть юмбо-бумбо. Всё. Дальше он вас всех немедленно втащит в фантастическую страну − лингвистику с экскурсами в историю, этнографию, литературу, обычаи. И вы будете, как истуканы с острова Пасхи, внимать, забыв о море, солнце и прочих людских радостях. Какой там шум моря, вы слышите особенный Борин акцент, его смех, и чувствуете себя соучастником интеллектуального действа. И гордость, что Вы в узкой компании уникального ученого энциклопедиста, известного всему русскоязычному Израилю.
Он ведь не просто знал один, два, три, четыре, 30 языков. Он ведь поглощал моментально и исследовал любой попадавшийся ему под ногу язык.
Вот наш сын отправляется в южную Индию. У Бори единственная просьба − привезти газету на каком-то локальном наречии. И ещё что интересно: я не знаю полиглотов, которые запросто могли бы читать надписи на камнях. Для этого недостаточно знать язык, потому что чтение с камня требует специальных знаний. Я знакома с археологами, знающими древние языки, но чтобы разобраться в открытой ими надписи им необходима помощь эпиграфиста. А у Бори - талант эпиграфиста. Где бы он ни встречался с археологами, на раскопках или в музее, он всегда почти сходу разбирался в подсунутой ему надписи.
О Борином таланте лингвиста, о его влюбленности в языковедение, можно рассказывать бесконечно. Но у него была (господи, неужели уже "была") ещё одна особенная любовь − его студенты. Помню одно из первых впечатлений.
В Тель-авивском университете захожу в профессорский кабинет Юры Меклера (у него всегда толпился какой-то наш народ). Сидит там Боря (в перерыве между лекциями) и рассказывает что-то о его студентах. На лице полное блаженство, только что слюни не текут от удовольствия.
И студенты, я знаю, влюблены в него. Чтобы на необязательные курсы по лингвистике (не по истории театра или литературе) собрать в Тель-авивском университете скромную группу, нужно быть не только ученым высшего класса, но ещё и гениальным лектором, и Человеком. А Боря на лекциях по грамматике каких-нибудь экзотических языков собирал целые аудитории. И когда к нему уже тяжело больному приходили студенты со своими проектами, не сомневаюсь − это были самые дорогие гости.
Я вижу у могилы заплаканные лица. Почему? Ведь он живет в нас. Он есть.

Роза Ляст


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Речи на могиле Б.Подольского на 30-й день
 Сообщение Добавлено: Сб апр 02, 2011 15:08 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Сб фев 19, 2005 22:23
Сообщения: 14959
Откуда: Израиль
vcohen писал(а):
עדנה לאודן
22.03.2011
דברים לזכרו של ברוך פודולסקי

Лидия Подольская прислала перевод на русский.

Эдна Лауден
22.03.2011
Памяти Баруха Подольского

Мне трудно говорить и рассказывать о Барухе, когда его уже нет.
Я познакомилась с ним на отделении языкознания в Тель-авивском университете, где я училась, чтобы получить магистерскую степень лет 30 тому назад. Помнится, я запуталась в какой-то проблеме в курсе фонологии, и моя подруга мне сказала:
- Есть один симпатичный человек с широкими познаниями в языках. Он студент, часто ездит со мной в автобусе из университета в Холон. Спроси его, он тебе поможет.
И я к нему обратилась, представилась, и Барух – лицо его при этом светилось добротой и участием – помог мне не только советом в том конкретном вопросе, но ещё и подсказал мне тему для работы на вторую степень, и оставил во мне такое доброе, приятное чувство, что с тех пор я не переставала обращаться к нему.
С годами узнала я, что не я одна так делаю, что Барух, между прочих своих обязанностей лектора и исследователя, ведущего консультации на радио РЭКА и на телевидении, был как бы постоянным адресом и центром знаний и консультаций. Он являлся как бы главой домашнего министерства абсорбции, вместе с Лидой, разумеется, по любым делам и вопросам.
Барух был не просто коллега мой по работе, он был настоящий друг. Как-то незаметно он стал соучастником во всех делах и проектах нашего отделения по обучению ивриту, через которое проходили все студенты олим, поступавшие в ТАУ. Он участвовал в создании словаря "Милон 2000 плюс" (2000+). Это был первый учебный словарь, который мы выпустили в начале 80-х.
Затем Барух нашёл и привлёк переводчиков и помощников к работе над Супер-Словарём, и сам отредактировал русско-ивритскую часть этого словаря, ставшего очень популярным.
Потом он редактировал ещё немало книг и словарей. Со всей широтой души своей он делился с нами своим несметным богатством научных знаний в лингвистике, лексикологии, семитологии, своим опытом и пониманием потребностей и нужд новых олим, осваивавших иврит.
Понадобилось срочно создать словарь "иврит ле-рефуа" – медицинский словарь – для врачей и для больных. Барух включился и в составление словаря, и в научное исследование, которое мы проводили в связи с этой работой... Во время работы, сидя с ним рядом, бывало, я слышала, как он по телефону отвечал незнакомому отцу ребёнка, в какую школу лучше этого ребёнка записать, какому-то знакомому знакомого – как найти работу программиста; художнику, недавно прибывшему из СССР, как устроить выставку картин; и множеству тех, кто учил иврит и спрашивал, как в точности произносить вот такое слово, и какое грамматическое правило применяется в том или ином случае.
Когда началась алия из Эфиопии, оказалось, что Барух знает язык этих евреев– амхарский. Но не было ни одного словаря иврит-амхарского, который мог бы помочь этой группе олим учить иврит. Барух счёл своё знание – практическое – амхарского языка недостаточным для составления словаря и "мобилизовал" Мати Элиаса из кибуца "Нецер Сирени" для перевода словаря "2000+" на амхарский язык. Он просиживал в этом кибуце с Мати Элиасом многие дни, подбирая наиболее точный перевод каждого слова, каждого оборота. Так впервые появился словарь "2000+" иврит-амхарский. Вчера вышло из печати ВОСЬМОЕ переиздание этого словаря – с посвящением Баруху Подольскому.
В 1989 году меня послали в тогдашний СССР от нашего университета и от Министества иностранных дел, чтобы обучать там учителей иврита. Я повезла с собой 150 килограмм книг, среди них – "Краткую грамматику иврита", написанную Барухом Подольским, и учебник "Живой иврит", им же переведенный с английского и отредактированный заново для русско-язычных учащихся. Я вернулась через месяц, совершенно потрясённая и восхищённая этой встречей с десятками и даже сотнями людей там, и немедленно поехала к Баруху и Лиде рассказать, что имя "Барух Подольский" у всех на устах, все его знают и говорят о нём с некой даже фамильярностью: "Подольский говорит так-то", "Подольский объясняет иначе"... Он для всех там судья и авторитет во всех языковых вопросах и спорах.
Барух, с присущей ему скромностью, решил, что я преувеличиваю. Только в 1992, когда сам он побывал в Москве по приглашению Московского университета, чтобы преподавать грамматику иврита московским студентам – того самого университета, из которого его в пятидесятых годах отправили в тюрьму, – тогда только он обнаружил, что не было преувеличения в моих рассказах. В Москве и в Петербурге, и в других местах принимали его с восхищением и необыкновенной радостью. Люди окружали его, старались выразить свою любовь и уважение, просили подписать для них его книжки, благодарили его – для Баруха это явилось подведением черты и реваншем за все годы, когда его имя звучало в совершенно ином ключе.
Барух никогда не рассказывал о тех тяжёлых годах до приезда его в Израиль. Об этом я слышала от других людей: от Давида Бартова (бывшего работника Израильского посольства в Москве) и от соучастников на этом пути, и однажды, на конференции совсем особого рода, где собрались разработчики словарей – выходцы из СССР, я видела рукописную тетрадку, которая служила ему словарём в тюрьме.
В моих глазах он всегда был борец за сионизм, за алию в Израиль, преданный всей душой стране Израиля, народу Израиля и языку нашей страны – ивриту. В его образе как бы отразилась вся эта сага исхода евреев из бывшего Советского Союза, которые вырвались оттуда, пришли в Израиль, устроились в нём и стали неотъемлемой частью нашей страны. Личная история его жизни –это история борьбы и победы. Его история согревает сердца.
Мне бесконечно жаль, что его больше нет с нами. Мы могли бы ещё так много черпать из его мудрости и знаний, и от его доброты, от его исключительной личности, такой человечной и такой разносторонней.
Мы очень любили его, и нам всегда будет недоставать его...


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
 
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 

Список форумов » Барух Подольский » Воспоминания о Барухе Подольском


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

 
 

 
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron

Русская поддержка phpBB